Максим Бояринов (maxim_bojarinov) wrote,
Максим Бояринов
maxim_bojarinov

Categories:

Преторианцы. Союз. Часть 1 "Суверенная Джафария"

-  Фебералны воиска низаконний нахобяца на територий суверений государств исламская ребуплика Джафария! Иностраний коресбентенд висё-висё раскашид о зверства русски кафир!!

Старший лейтенант Иванов скрежетнул зубами от злости. Лютой, но не бессильной. Все же не Первая кампания, давно уже в десны с бандюками, по приказу Москвы и “правозащитников”не целуемся. Но все равно противно.
Ночью боевики, прорвавшись из Грузии,  проскочили сквозь блок-пост, выдернув оттуда половину бойцов пленными. Другую половину расстреляли на месте. При первых же выстрелах отряд местной самообороны  во главе с седобородым старейшиной предпочел разбежаться по норам. Дальше банда повела себя странно: не учесала обратно, а укрепилась в районном доме культуры и, дождавшись прибытия федералов, с какого то перепугу объявила себя “суверенной республикой”. О чем, в меру общей культуры и знания русского языка  с утра долдонил этот гребаный муэдзин...
Городок обложили прочно. Против полусотни нохчей  с легким стрелковым, решившее перебдзеть командование, пригнало батальон “вованов”, правда, почти без бронетехники. Для усиления, выдернули их взвод, в срочном порядке перебросив из Махачкалы.
- Цивилизовани мир висё-висё узнаит!!! Сотни тисяш муджахедов патнимаит зилений знамя пророка, и джихад вилик начинеца! Очин вилик!..
Бинокль у Иванова был понтовый. Восьмикратный “Цейс”, что его дед, Бадма Иванов, первый бурятский  кавалер ордена Отечественной войны, снял с дохлого эсэсовца на раздавленном двадцать четвертым  танковым корпусом аэродроме в Тацинской. Классные линзы, противоударный корпус, футляр толстенной кожи.... Из такого за девчонками на диком  пляже хорошо подглядывать с вышки. Или ночью на звезды смотреть опять же с  девчонками. А не разглядывать из окна пятиэтажки всю эту херню …
“Херня” представляла собой непропорционально большое квадратное здание типового советского дома культуры, который в советские времена положено было иметь любому райцентру, от Прибалтики до Чукотки. Никто же не делал скидку на то, что в Чечено-Ингушской автономной республике многие райцентры  по населению и архитектуре мало чем отличаются от окружающих  сел... Вот и вышло, что здание ДК, окруженное несколькими хрущовками и раскиданным меж холмов частным сектором стало господствующей высотой “суверенной Джафарии”.
Фасад ДК, выходящий на пятиэтажку, где засел Иванов,  был украшен мозаикой. На огромном панно неведомый художник - воспеватель дружбы народов изобразил монументальную идиллию.  Ловили рыбу прибалты, хлеборобили украинцы, плавили сталь русские, пасли баранов эти, как бы политкорректнее, в общем вы поняли ... А над тенями из прошлого  холодный ветер, спускавшийся  с близких гор, лениво трепал огромное полотнище. Традиционный зеленый цвет, не менее традиционная арабская вязь, полумесяц, фигуры двух лежащих волков… И непрекращающееся косноязычное буботение  исходящее из колонки, установленной за открытым окном верхнего этажа.
Шваркнуть бы в орущий черный проем из РПГ осколочной, подумал Иванов. Приятное, как говорится, с полезным. Но приказа открыть огонь еще не было.  Старлей тихо выругался. Пальцы на ногах начали ощутимо подмерзать. По тревоге выдернули  неожиданно, и две пары теплых байковых портянок остались где-то в расположении. А домашние вязанные носки за четыре дня непрерывной носки превратились в липкую вонючую массу...
Значит так. Две пары на крыше, за вентколодцами шифруются. Трое у входа. Ну те тушки сразу, их первыми валить будут. Еще с десяток мелькает в окнах. В основном, на втором этаже. Это хорошо...
Был у этих вшивых сепаратистов кто-то военно-грамотный, выставил на точки людей. На въезде, да по чердакам сидело человек пятнадцать. Вон один у стеночки лежит, скалится. Оно, когда с лету в рыло прикладом выхватываешь, только и остается что скалиться остатками зубов. Особенно, когда еще и горло тебе ножом режут... Сержант Буйнаков младшего брата в Первую потерял. Местных теперь очень не любит. С чего бы, спрашивается?  Но основное ядро сидело не по холодным чердакам, а в ДК. Который, похоже сегодня  придется брать штурмом. Старлей наметил еще пару мест, где скорее всего сидят снайпера. “Вованам”  координаты передать надо. Чтобы туда при первой возможности пламенный привет послали. САУ у них нет, но чем порадовать - найдут. Даже из “крупняка” с БТРа шарахнуть - вроде мелочь, а приятно.
В общем, не фиг тут больше мерзнуть. В принципе, что хотел, то увидел. Да и он не один такой. Сейчас, если навскидку, с десяток наблюдателей наберется. Да и еще человек двадцать кто в окуляр ПСО смотрит...
Иванов аккуратно уложил ветерана в футляр и, стараясь не попадать в просматриваемые сектора комнаты, убрался из пустующей квартиры.
Взвод старшего лейтенанта Иванова расположился во дворе, прямо напротив подъезда . С одной стороны, лучше бы конечно в здании. Там хоть отопления нет, и с целостностью окон грустно, но всяко теплее, чем в полуразрушенном павильоне на детской площадке, как ты его брезентом не затягивай. Но с другой стороны, под этот  павильончик ни одна скотина фугас не засунет, а вот пятиэтажка, прямо таки напрашивалась на полтонны всепобеждающей любви, заботливо укрытой  в подвале. Саперы, конечно, проверили, но береженого, как говорится,  конвой не стережет.  Могли и забетонировать еще пару месяцев назад. Операция у “народных освободителей” явно не на рывок рассчитывалась - тут налицо заботливое планирование.
           Личный состав был занят разнообразнейшими делами. Кто давил массу, завернувшись в спальник, кто на двух газовых горелках готовил завтрако-обед. Старлею снова вспомнился девяносто пятый. В Первую чеченскую не церемонились. Тогда бы в костер пошло бы не только уцелевшие доски павильончика, но и растущие во дворе деревца, и отстоять их не сумел бы даже в полном составе собравшийся “Гринпис”. А нынче - цивилизация, однако! Жаль, газовых баллонов на себе много не потаскаешь…
- Тарищ старший лейтенант, чайку будете? - Не дожидаясь ответа  младший сержант Сидоров залил кипятком  бумажный пакетик тут же накрыв кружку рукавицей, чтобы хоть немного заварился. До полного комплекта его взводу не хватало  Петрова. В штабе  обещали устроить, да пока что не складывалось...
- Что там?  - К старлею подсел старшина Ручкин.
Иванов отмахнулся.
- Да хули там ... сам что ли не слышишь? Трындят.
- Слышим,   - кивнул старшина. Был он, как и старший лейтенант, из ветеранов. И служить они начинали в одной учебной роте. Только Иванова отправили в Новосибирск, чтобы звездочки на погонах были, а Ручкин плюнул на учебу, да так и остался сверхсрочником, без претензий на полосатые штаны. - Что интересного?
- Зови мужиков, чтобы два раза горло не драть…
- Бандерлоги! - Рявкнул начитанный  старшина,  - Кинули все и собрались в кучу! Мудрый Каа имеет что рассказать за будущий хипеш!
           Бандерлоги, недовольно ворча, начали собираться вокруг отцов-командиров. Срочников среди личного состава не было. Народ опытный, матерый. Поэтому, ворчали больше для порядку. Каждый понимал, что сегодня-завтра, им этот Дом Культуры придется брать... Однако едва начавшуюся политинформацию оборвал, незваным гостем объявившись, комбат “внутряков”. Не один. Вместе с ним одетый в “городской” камуфляж мужичок лет тридцати пяти - сорока. Небольшой “штурмовой” рюкзак, новенький “Вереск” через плечо. В плечах поуже Ручкина, но тощим не назвать. Глаза серые. С прищуром. Это еще что за чудо такое к нам явилось на ночь глядя?
- Ну ты и заховался, дёсант! - Протянув руку осклабился  подполковник Тараненко.  - Мы тебя, с товарищем майором еле нашли. Знакомься.
- Майор Петров! - Представился упакованный  мужичок. Старлей с трудом сдержался, чтобы не хохотнуть. Ну вот наконец и полная обойма собралась...
- Товарищ майор, - комбат пристально посмотрел на бойцов, - из ФСБ…
Петров тут же вытащил удостоверение, раскрыл, показал старлею.
- Делегирован к вам на усиление.
Хороший голос у этого “однофамильца”. Уверенный, но не барский. Главное - без особистского подтекстика в интонациях...
- Я чего сам пришел,  - вклинился комбат,  - Связи-то нет никакой, все заглушено. Так что, сигнал к штурму светошумовой. Мы начнем, ну а вы, как обрешивали. И смотри, в здании гражданских дохрена. Вы уж там... Без эксцессов.
Ага, стало быть западные корреспонденты в “республике Джахария” - не придумка говорливого хоббита. Тогда понятно, для чего их сюда пригнали сверх штатных и вполне способных решить задачу “вованов”. А майор-чекист стало быть “ответственный” со стороны компетентных органов. Будет следить, чтобы с голов этих блядских “рупоров свободы” ни волоска не упало. Хотя по-хорошему, должен был наоборот, обеспечивать, чтобы от этих продажных тварей после штурма даже ногтей не нашли, чтоб другим неповадно было...
- Ну и главное, - крякнув, сказал Тараненко. -  По проводной на меня из Москвы вышли. Согласно указаниям сверху, в случае, если товарищ майор сочтет это целесообразным, твой взвод поступит в его распоряжение. Без дополнительных команд и согласований. Извини, факс по “тапику” не передать. Так что, на слово поверь.
Иванов кивнул. С комбатом они пересекались неоднократно, а потому  старлей был уверен - не подставляет. Приказ действительно проходил. Не было конечно печали, еще с чекистом нянчиться. Причем, судя по новенькому “стволу”, с чекистом столичным. А столичные, это такой народ, который не приведи господи, сам себе яйца с перепугу отстрелить может. Но не материться же вслух, обзывая тех, кто все это придумал,  мокрожопыми пидорами. Да и майор вроде как не гнилой. Ну то бой покажет, орел он или курица.
- Дальше мы сами, Василий Иванович, - недвусмысленно произнес майор.
Подполковник  пожал плечами,  на прощание еще раз пожал Иванову руку и буркнул:  “Ну бувайте!”.
- Отойдем? - дождавшись когда плотная спина Тараненко скроется за углом, кивнул старлею майор.
Отошли недалеко, прошлепав по заснеженной грязи метров десять. От начавшегося опять срываться снега укрылись за бывшей трансформаторной будкой. Внутрь сквозь выломанную дверь заходить не стали. К бабке не ходи - фекалиями заминировано в три слоя.
- Андрей. Для связи - “Седьмой”, - подал руку майор. - А то по званию не докричишься.
- Бадма. Позывной - “Уйгур”. - Хмуро ответил старлей, демонстративно глядя в сторону. Слишком уж против шерсти было ему это навязанное знакомство.
- Уйгур? - переспросил удивленно Петров.
- Ну да. Чтобы никто не догадался, что я бурят.
- Хитро! - Засмеялся майор.  - “Внутренний” комбат - хохол, ты - бурят.
- У меня во взводе еще пара белорусов есть. Ну и украинцев человек пять. Мы же в МВО дислоцируемся обычно.
- Интернационал, блин, прямо как в Союзе … - в голосе майора, как у многих, кто начинал службу задолго до девяносто первого года явственно ощущалась ностальгия. Иванов, героический дед которого был депутатом совета Бурятской автономной республики и умер от инфаркта, узнав о развале СССР, хоть при Союзе и не служил, однако  ностальгию ФСБ-шника разделял.
Ветер сменил направление и со стороны ДК снова понеслись завывания суверенного муэдзина.
- Парад суверенитетов, блядь, - счел необходимым высказаться старлей. - Не весь унести успели,  когда Боря Николаевич раздавал, видать, вернулись свое затребовать...
- И не говори!, - кивнул майор, с неподдельной злостью сверкнув глазами.-  Если так дальше пойдет, то скоро и села независимости требовать будут… Выбрали, падлы, время! Сегодня или завтра как раз годовщина развала СССР.
- А ведь точно. Специально, наверное подгадали. Корреспондентов с собой притащили. А завтра по Си-Эн-Эн будут опять рассказывать, как кровавые опричники тоталитарного режима давят на корню священную демократию...
- Ну тут мы еще посмотрим, кто там чего расскажет ... - непонятно ответил майор. И добавил, - Сигнал к штурму - три зеленых свистка...
   
         * * *
- Фебералны войска нахобяца на територий суверений государств Джафария! - снова заблажил “вакха- хоббит”.
Зеленые свистки существуют только в анекдотах. В реальности их заменили  гранатометы -  “вованы” сумели затащить на крышу все три свои СПГ. Гранаты, оставляя за собой чуть заметный след, влетели в широкие окна Дома Культуры, полыхнув внутри черно-рыжими клубами пламени. Почти сразу же начали работать снайпера, стреляя на каждое движение. За снайперами к веселью подключились и БТРы, кроша плетями пулеметного огня стены.
Снизу ощутимо подмораживало. Холода пришли нежданно, но землю выстудили. Старлей поежился, размял пальцы, чуть слышно хрустнув суставами. Мы стреляли, мы стреляли, наши пальчики устали... А стрелять сегодня придется много.
Иванов шел замыкающим, держа спину прикомандированного майора перед глазами. Больше всего он боялся не будущего штурма, а того, что майора подстрелят. Но чекист повел себя грамотно. Дуром не пер, на открытую местность не высовывался, редкие деревья обтекал не с правой стороны, а как положено - с левой. Видать какие-то инструктажи или тренинги в своей Москве проходил ...
Метрах в тридцати перед ДК деревья кончились. Тощий рядок невысоких кустиков, асфальт и кирпичные стены. Старлей прижался к земле. Пахнуло сыростью и прелыми листьями. Мелькнула дурацкая мысль про Штирлица и грибы. Иванов, не поднимая головы, огляделся. Ребята залегли, старательно прикидываясь кучами мусора. Из ДК, если движение не засекли, хрен увидят. Разве что метров с пяти разглядишь.
- Работаем! - Команда в накатившем грохоте была, считай, и не слышна. Но время терять зря народ был не приучен, поэтому примерную диспозицию набросали и выучили уже давно. По ДК сейчас лупят все, кому не лень. А пока ни один гад не рискнет выглядывать во двор, самое время этот самый двор пересечь...
Короткий рывок к стенам, и можно выдохнуть. По стеклам прошлась пулеметная метла, засыпав все осколками. И то хорошо, не надо приклад царапать.
Две РГОшки внутрь. Ногой на спину согнувшегося Ручкина, и вперед. Пошла работа…
От пыли толком не видно что где как. Но это мелочи. Двое к двери, на контроль. Пять секунд, остальные внутри. Волков, здесь! Остальные вперед!
Двустворчатые двери вылетают от слаженного пинка. Длинный коридор. Примерно в середине два боевика. Один начинает разворачиваться…
Короткая очередь. Падают оба. Чекист уделал, епть...
Стрельба и взрывы слышны по всему зданию. Работаем!
- Угол!
- Чисто!
- Чисто! Контроль!
- Работаю!
- Дверь!
- В сторону!
Дверь распахивается.
- Граната!
Взрыв, две очереди для правки. Посреди комнаты лежат боевики. Арабы, что ли?  Еще один в углу, сползает по стене. Негр, бля!
- Три все! Работаем!
- Контроль!
- Работаю!
- Тень! Движение!!!
- Алла Акбар!!!!
Тух-тух-тух, дергается в руках автомат. Хоббит падает, раскинув руки. Топорщится борода. Огненно-рыжая. Хной красил?
- Контроль!
- Работаем!
- Движение!
- Бля! Бля! Бля!
Длинная очередь майорского “Вереска” над самым ухом. Боевика отшвыривает обратно. С лязгом падает на окровавленный пол РПК, с перемотанным синей изолентой прикладом.
- Контроль!
- Работаем!
- Дверь!
- Гражданские!
- Руки в гору, бля! В гору, нахуй!
Нет, действительно гражданские... Походу, те самые корреспонденты - иностранцы, про которых талдычил “муэдзин”, ныне, скорее всего, покойный…
Еще метались по коридорам бойцы, матерясь и выставив перед собой стволы, доносились откуда-то сверху и снаружи одиночные выстрелы и короткие очереди. Еще вскрикивали предсмертно последние защинтники “суверенной Джафарии”, но Иванов шкурой ощутил - бой закончен.
Старлей щелкнул предохранителем, опустил разогретый ствол. Почистить бы, пока гарь не въелась... Окинул взглядом захламленный вестибюль отыскивая своих. Тут же вспомнил о “балласте”-майоре . Хотя это еще с какой стороны посмотреть, кто у кого балласт. Чекист Петров, если и был крысой, то уж никак не канцелярской. Работал наравне, а то и получше чем его  натасканные ребята, пятерых хоббитов положил, как в тире. Да и вообще …
Словно прочитав мысли комвзвода, ФСБ-шник вынырнул из разбитых дверей, ведущих в актовый зал. Повертел головой, разглядел Иванова, подозвал четким жестом.
- Закончили?
- Мы свое-да. А “вованы” еще час-другой зачищать будут. Сарай большой, куча нор и щелей. Кто-то непременно укрылся.
- Вот и славно, - лицо майора стало вдруг каменным. - Теперь, товарищ старший лейтенант, твой взвод переходит под мое прямое командование!
Голос чекиста подтекстов и интонаций не содержал. Матюкнувшись про себя, Иванов подтянулся и четко, хотя и без особого рвения, ответил по уставу:
- Есть, перейти под ваше командование, товарищ майор!
- Тогда слушай приказ. Найдите  большую комнату. Поспокойнее и желательно, чтобы без окон. На вход восемь человек охраны, четверо снаружи, четверо внутри. Впускать и выпускать хоть самого министра внутренних дел только по моему приказу. Остальным - собрать по зданию всех журналистов, живых или мертвых. - Майор скинул свой штурмовой рюкзак, вытянул из папки тонкую пачку листов, передал Иванову. - Здесь ориентировочный список, двадцать копий, своим раздашь. Командуй, старлей”  Как комнату подготовишь, будь постоянно при мне ...
Стало быть, без окон, четверо снаружи и четверо внутри, - думал Иванов разглядывая распечатку с мутными рожами корреспондентов. - И не пускать никого, даже министра. Вот зачем они глушилки нагнали. Интересная будет политинформация …

Продолжение следует ...
Tags: рассказы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments